1. Сильный ИИ и технологическая сингулярность

Проблема искусственного интеллекта (ИИ) весьма актуальна, более того, она стала модной. Об искусственном интеллекте говорят и пишут все, кому только придется, порою не удосуживаясь разобраться в сути проблемы. Часто не делается разницы между цифровизацией, роботизацией и ИИ. Так, в связи с использованием цифровых технологий (главным образом в организации санитарно-эпидемиологических мероприятий), заговорили о том, что ИИ борется с эпидемией коронавируса. Даже в такой области как SETI, стало модным рассматривать встречу с внеземными цивилизациями как контакт с искусственно созданным машинным разумом. Попытаемся разобраться, что же понимается под искусственным интеллектом в профессиональной среде. Под искусственным интеллектом (ИИ) в широком смысле понимаются автономные искусственные устройства, способные выполнять интеллектуальные функции. В этом смысле любой компьютер можно рассматривать как пример искусственного интеллекта, ибо он способен совершать такие интеллектуальные действия, свойственные рассудочному мышлению, как вычисление, перебор логических вариантов и т.п. При таком, слишком широком подходе, проблема ИИ не представляет большого интереса – ни с философской, ни с социально-общественной точки зрения. Интерес представляет проблема так называемого сильного ИИ.

Под сильным ИИ понимается такой ИИ, который превосходит человека или, по крайней мере, не уступает ему по всем интеллектуальным функциям. В наиболее сильной форме такой ИИ должен превосходить не отдельного человека, а всю совокупную интеллектуальную мощь всего человечества, в целом, по всем параметрам. Ситуация, при которой это достигается, получила название технологическая сингулярность ТС. Здесь существенны два вопроса:

1) Возможно ли это, возможно ли достижение технологической сингулярности

2) Если да, то какие последствия это будет иметь для человечества

Наиболее последовательным сторонником и пропагандистом идеи сильного ИИ и возможности достижения технологической сингулярности является Р. Курцвейл [1].

Согласно Курцвейлу, Технологическая сингулярность будет достигнута тогда, когда мощность коммерческих компьютеров, выраженная в числе операций в секунду, превзойдет совокупную вычислительную мощность всего человечества. При этом вычислительная мощность мозга оценивается следующим образом. Число нейронов мозга 1011 умножается на число синаптических связей одного нейрона (порядка тысячи) и на частоту срабатывания одной синоптической связи (порядка сотни герц). получается величина 1011 х 103 х 102 = 1016 операций в секунду на один мозг. Учитывая, что вычислительная мощность компьютеров, согласно закону Мура, удваивается каждые полтора-два года, Курцвейл полагает, что мощность компьютера сравняется с мощностью отдельного человеческого мозга в 2020 году (то есть, сегодня). Далее, принимая население Земли к моменту сингулярности порядка 10 млрд человек, полная вычислительная мощность всего человечества составит 1026 операций в секунду. А мощность компьютера достигнет этой величины в 2045 году. Это и есть дата ТС. Эту дату принимают в своих прогнозах и сторонники движения трансгуманизма.

Если технологическая сингулярность будет достигнута, то дальнейшее развитие человечества становится непонятным и непредсказуемым. Высказываются соображения, что после достижения сингулярности ИИ будет саморазвиваться без участия людей, люди уже не смогут уследить за его развитием. Более того, они вообще, станут не нужны для дальнейшего развития мирового Интеллекта. В этом и состоит философская и социальная острота проблемы ИИ.

  1. Критика концепции сильного ИИ - ТС

Вернёмся к вопросу о возможности достижения ТС. Серьёзная критика концепции сильного ИИ и ТС содержится в книгах известного английского физика и математика Роджера Пенроуза [2,3]. Упомянем также обстоятельную и глубокую статью А.Д. Панова [4], в которой не только дается убедительная критика концепции ИИ-ТС, но и содержится анализ позиции Р. Пенроуза.

2.1. Мозг не является классическим компьютером. Теорема Пенроуза

Концепция сильного ИИ-ТС основана на представлении, что мозг можно рассматривать как обычный классический компьютер. Насколько обосновано такое представление? Согласно теореме Пенроуза, человеческий мозг не является конечным автоматом. Поэтому, какой бы мощностью ни обладало устройство, имеющее архитектуру конечного автомата (классического компьютера), человеческое мышление имеет некоторые возможности, недоступные такому устройству. Ни один компьютер не может превзойти мышление человека во всех отношениях независимо от его мощности. В некоторых отношениях компьютер может превзойти мышление человека, например в скорости счета, скорости перебора вариантов. Но во всех отношениях не может. Иллюстрацией этого положения, на мой взглчяд, может служить простой пример. Известно, что были организованы несколько соревнований по шахматам между компьютерами и шахматистами. В ряде случаев побеждали шахматисты. Как это могло быть? Ведь компьютер перебирает варианты в тысячи раз быстрее человека. Значит, шахматист использует не только переборы, но и другие невычислительные способности своего сознания, которыми компьютер не обладает. И никаким увеличением быстродействия здесь не поможешь. Согласно Живой Этике, человеческий организм (физическое, или плотное тело человека – в Учении оно называется аппаратом) обладает многими скрытыми, не полностью развитыми способностями. В этой связи упомянем ТВ-передачу об удивительных людях по второму каналу Центрального телевидения. Речь идёт о людях разного возраста, пола, разной национальности, разных профессий. Они не являются так называемыми «экстрасенсами». И притом демонстрируют поразительные способности в самых различных областях: феноменальная скорость сложнейших вычислений, необычайная зрительная и слуховая память, узнавание мелодий по движениям пальцев исполнителя и многое, многое другое. Нет никаких оснований полагать, что такими способностями может обладать компьютер. Но вернёмся к проблеме ИИ.

Доказательство теоремы Пенроуза основано на теореме Гёделя-Тьюринга, которая является обобщением теоремы Гёделя о неполноте на случай конечных автоматов. Напомним смысл теоремы Гёделя. Пусть имеется любая непротиворечивая аксиоматическая система, содержащая в себе формальную арифметику. Тогда в этой системе существует осмысленное утверждение, которое нельзя ни доказать, ни опровергнуть в рамках этой системы (средствами этой системы). Для доказательства или опровержения надо выйти за пределы этой системы. Более того, хотя это утверждение строится в явном виде и является истинным по построению, тем не менее доказать его истинность в рамках данной системы невозможно. Далее, согласно Тьюрингу, структура любого конечного автомата (компьютера) может быть описана конечным образом. И это описание аналогично конечному набору аксиом некоторой формальной (арифметической) системы. Поэтому в полной аналогии с теоремой Гёделя, можно явно построить некоторое истинное утверждение, истинность которого не может быть доказана (вычислена) данным конечным автоматом. Это и есть теорема Гёделя-Тьюринга для конечных автоматов. На основании этой теоремы Пенроуз доказывает свою теорему о том, что человеческий мозг не является конечным автоматом. Для доказательства используется метод от противного.

Предположим, что существует некий компьютер (имеющий архитектуру конечного автомата), представляющий собой сильный ИИ. Тогда некий математик, используя свои математические способности, может построить истинное утверждение, которое не может быть проверено этим компьютером (на основании теоремы Гёделя-Тьюринга). Следовательно, данный компьютер не является сильным ИИ, что противоречит исходному предположению, т.е. такой компьютер не может существовать. Или: сильный ИИ невозможен ни для каких компьютеров на основе архитектуры конечного автомата (т.е. классического компьютера). Доказательство теоремы Пенроуза может показаться чрезмерно простым. Тем не менее, оно совершенно строгое.

Из теоремы Гёделя-Тьюринга следует, что мозг человека (в отличие от компьютера) обладает некоторыми невычислительными способностями. В дискуссиях со сторонникакми сильного ИИ оппоненты обычно ссылаются на то, что у компьютера нет души, он не способен любить, у него нет совести, он не способен к озарению. При всей справедливости этих утверждений они не могут поколебать сторонников сильного ИИ, ибо для них существенное значение имеют не эти категории, а вычислительные способности компьютера. Поэтому важно указать на невычислительные способности человеческого мозга. Как отмечает А.Д. Панов [4], главное, что недоступно компьютеру, это чисто человеческая универсальная способность к пониманию и придумыванию (воображение, фантазия, мечта), что действительно, не поддается формализации. (Не говоря уже о чувственной сфере, которая тесно связана с мыслительной деятельностью). Автоматы, отмечает Панов, ходят только вдоль логических цепочек, поэтому новые фундаментальные идеи, которые «не висят на их концах» автоматам недостижимы. Где именно «висят» фундаменетальные идеи, пишет Панов, неизвестно. Мы можем предположить, что они «висят» в мире идей Платона. Но это отдельный вопрос. Представляется важной ссылка Панова на книгу Хьюберта Дрейфуса [5], В которой показано, что мозг не может быть компьютером просто потому, что компьютеры обрабатывают информацию (выраженную в битах), а человеческий мозг работает со смыслами.

2.2. Природа невычислительной активности мозга

Возникает вопрос: что же содержится в мозге человека, что превращает его во что-то существенно отличное от любого вычислительного устройства. Имеются две возможности: либо этим чем-то может быть особая физика, управляющая работой мозга, либо источник невычислительной активности лежит вне мозга. Пенроуз упоминает обе возможности, но вторую, он отбрасывает, поскольку она якобы приводит к чему-то «сверхъестественному», имеющему нематериальное происхождение. Пенроуз считает, что источник невычислительной активности мозга нужно искать только внутри мозга. Он рассматривает различные возможности, прежде всего классическую физику и приходит к выводу, что она не может быть источником невычислительной способности мозга. Остается ещё возможность того, что мозг в процессе мышления использует квантовые процессы. Пенроуз рассматривает и такую возможность и приходит к выводу, что квантовая физика также не может быть источником невычислительной активности мозга. Остается допустить, что в основе работы мозга лежит ещё не известная физика (новая физика).

В связи с этим Панов обращает внимание на то, что, если это так, то путь к новой физике идет не через гигантские коллайдеры и крупные телескопы, а через науку о сознании. В этой связи он упоминает идеи М.Б. Менского, согласно которому наука о сознании должна занять важное место в фундаментальной объединяющей физической теории, а также высказывание А. Линде в этом же духе. Со своей стороны отметим, что задача введения сознания в рамки «расширенной физики» была со всей определенностью поставлена еще П. Тейяром де Шарденом в его «Феномене человека». «Мне кажется, – писал он, – иначе невозможно дать связное объяснение всего космоса в целом, к чему должна стремиться наука» [6, с. 53]. Но если Тейяр де Шарден только продекларировал эту задачу, то в современной физике она приобрела конкретное содержание. Здесь также можно отметить сотрудничество современных ученых (разных специальностей) с буддистами под эгидой Далай Ламы Четырнадцатого в попытке понять работу сознания и создать науку о сознании.

В отличие от Пенроуза, который пришел к выводу, что квантовая физика не может быть источником невычислительной способности мозга, Панов не соглашается с таким категорическим выводом и рассматривает возможную роль квантовых процессов в деятельности мозга. В частности, их роль в формировании смыслов. Последнее весьма важно, поскольку именно смыслы определяют поведение человека. Панов считает, что смыслы связаны с квантовыми состояниями. Обычные компьютеры обрабатывают только информацию, выраженную в битах. А мозг, обрабатывая, наряду с этой обычной информацией, также и квантовую информацию, не может являться обычным компьютером (конечным автоматом).

2.3. Мощность компьютеров, программное обеспечение и другие проблемы

Считается, что возможность создания сильного ИИ определяется наличием компьютеров достаточной мощности, превосходящих по быстродействию и объему памяти совокупную мощность разума всего человечества. Панов обращает внимание на то, что этого недостаточно. Для создания сильного ИИ необходимо иметь не только мощный компьютер, но и соответствующее программное обеспечение. Но оно гораздо более консервативно, ничего похожего на закон Мура здесь нет. Но и соответствующего программного обеспечения тоже недостаточно. Панов убедительно показывает, что главным препятствием на пути создания сильного ИИ является вовсе не недостаточная мощность современных компьютеров, а множество принципиально нерешенных проблем, которые относятся к самым разным научным дисциплинам (ниже будут рассмотрены примеры из биологии клетки). Они затрагивают фундаментальные основы Бытия, включая вопрос о природе мысли и природе сознания.

  1. Искусственный интеллект и природа сознания

В этом плане большой интерес представляют данные из области биологии клетки. Панов, ссылаясь на литературные данные, обращает внимание на очень сложное поведение одноклеточных существ. Некоторые из них (например, слизевик) демонстрируют разные виды «интеллектуального поведения», включая способность проходить через лабиринты, оптимизировать геометрическую форму колонии, способность к обучению, (выработке условного рефлекса). Но при этом у них нет не только мозга, но и, вообще, нервной системы. Следовательно, заключает Панов, существуют сложные внутриклеточные механизмы обработки информации, включая возможность обучения на основе использования внутриклеточной памяти Панов справедливо полагает, что эти свойства одноклеточных организмов в процессе эволюции могли быть унаследованы клетками многоклеточных организмов. И тогда, в частности, индивидуальные нейроны могут проявлять сложные формы поведения, не сводящиеся к функции порогового переключателя нейронной сети. Это подтверждается экспериментально. В частности, в опытах Б.Г. Рыжабека показано, что одиночный изолированный нейрон речного рака способен к обучению [7]. По мнению Панова, всё это свидетельствует о недостаточности нейронной парадигмы,

Недостаточность нейронной парадигмы.

Нейронной парадигмой называют представление о том (или убеждение в том), что работа мозга как нейронной сети в основном исчерпывает его функции. Однако, как обращает внимание Панов, мозг реализует еще один вид активности, который отвечает не за работу нейронной сети, а за модификацию её структуры. Эти процессы называются медленными (в отличие от процессов, отвечающих за работу нейронной сети, которые называют быстрыми). Быстрые процессы управляют моторикой тела, речью и др. психическими функциями. Медленные процессы играют ведущую роль в обучении и других высших формах мышления, когда человек создает для себя какое-то новое понимание.

На то, что с медленными процессами связана чрезвычайно сложная система управления, не имеющая ничего общего с нейросетевой активностью, указывают наблюдения очень сложного поведения одноклеточных существ, о чем говорилось выше. Естественно возникает вопрос, где на субклеточном уровне может помещаться механизм «внутриклеточного сознания»? Панов приводит веские основания в пользу того, что эти функции реализуются в системе внутриклеточных микротрубочек. Они вполне могут оказаться тем универсальным «вычислительным устройством», которое отвечает за сложное поведение автономных одноклеточных существ или за поведение клеток многоклеточного организма. Любопытно, что скорость «вычислений» такого внутриклеточного устройства для одного нейрона, согласно приведенным оценкам Панова, составляет 1015 операций в секунду, а быстродействие всего мозга 1015 х 1011 = 1026 операций в секунду, что на десять порядков превышает оценку быстродействия одного мозга (1016), согласно концепции сильного ИИ. Это, по мнению Панова, и свидетельствует о недостаточности нейронной парадигмы, согласно которой работа мозга как нейронной сети в основном исчерпывает его функции. Противоположная точка зрения, по его мнению, состоит в том, что нейросетевая активность не есть носитель сознания, а лишь инструмент сознания, интерфейс связывающий его с окружающей действительностью. Само сознание, полагает он, живет на некоторых более глубоких (субнейронных, возможно, квантовых?) уровнях организации мозга. Мы обсудим этот важный вывод в заключительном разделе статьи.

  1. Проблемы искусственного интеллекта с позиций Живой Этики.

Здесь, прежде всего, необходимо отметить вывод А.Д. Панова о том, что проблема Искусственного интеллекта затрагивает фундаментальные основы Бытия, включая вопрос о природе мысли и природе сознания.

В Живой Этике категории мысли и сознания занимают центральное положение, им уделяется значительное внимание. Мысль рассматривается как основа Мироздания. Космос, в совокупности всех его планов, создается мыслью Высоких Духовных сущностей. Что касается человеческой мысли, то она тоже имеет творческую природу. Она не является чем-то абстрактным, отвлеченным. Мысль – это субстанция, т.е. материя и энергия (которые не разделимы). Мысль, порождаемая человеком в процессе мышления – это живая пространственная сущность, принадлежащая ментальной сфере психодуховного пространства. Мысль неуничтожима, ее нельзя уничтожить, ее можно только преобразовать, трансформировать. Трансформировать мысль должен тот, кто ее породил. Отсюда ответственность человека за качество мышления.

Отметим также положение о недостаточности нейронной парадигмы, из которого следует, что что нейросетевая активность не есть носитель сознания, а лишь инструмент сознания – интерфейс, связывающий его с окружающей действительностью.

Согласно Живой Этике, не только нейросетевая активность мозга, но весь мозг со всеми своими функциями не является носителем сознания Мозг перерабатывает информацию, поступающую от ментального тела человека в форму, которую можно использовать в физическом мире с помощью физических органов чувств (слух, зрение). Панов приходит к выводу, что сознание живет на некоторых более глубоких (субнейронных, квантовых?) уровнях организации мозга. С позиций Живой Этики, сознание находится на более глубоких, но не субнейронных уровнях мозга, а, вообще, вне мозга, в ментальном теле человека.

В связи с этим обсудим позицию Пенроуза о природе невычислительной активности мозга. Пенроуз рассматривает две возможности: либо она может быть связана с особой физикой, которая управляет работой мозга, либо источник невычислительной активности лежит вне мозга. Вторую возможность он отбрасывает как якобы ведущую к чему-то «сверхъестественному», имеющему нематериальное происхождение.

Это обычное заблуждение многих современных учёных – считать всё, находящееся за пределами физического плана Бытия, нематериальным. Между тем, согласно ЖЭ, ментальная сфера материальна, она состоит из материи ментального плана, более тонкой по сравнению с материей физического плана. Мысль материальна и чувство тоже материально. Здесь уместно вспомнить упомянутую выше идею Тейяра де Шардена [6] и некоторых современных космологов о том, что материя (имеется в виду материя физического плана) и сознание должны войти в новую расширенную физику.

Пенроуз считает, что источник невычислительной активности мозга нужно искать только внутри мозга (и в этом его ошибка – ошибка гениального учёного). Он рассматривает различные возможности, прежде всего классическую физику и приходит к выводу, что она не может быть источником невычислительной способности мозга. Остается ещё возможность того, что мозг в процессе мышления использует квантовые процессы. Пенроуз рассматривает и такую возможность и приходит к выводу, что квантовая физика также не может быть источником невычислительной активности мозга. Остается допустить (и Пенроуз приходит к такому заключению), что в основе работы мозга лежит ещё не известная физика (новая физика). Но ведь физика тонкого мира, когда наука подойдёт к его изучению, и будет той самой новой неизвестной физикой. Современная космология делает шаги в этом направлении. Обнаружение новых, неизвестных ранее видов материи, таких как тёмное вещество и тёмная энергия (космологический вакуум) свидетельствует, что мы подходим к изучению тонкого мира. Подробней об этом см. работу автора [8].

В приложении приводятся вольные рассуждения автора на темы, обсуждаемые в данной статье.

мысли и природе сознания.

 

Литература

 

  1. Kurzweil R. The singulariy is near: when humaans transcend biology. USA: VikingPenguin, 2005.
  2. Пенроуз Р. Новый ум короля. М.: УРСС, 2003.
  3. Пенроуз Р. Тени разума: в поисках науки о сознании. Москва-Ижевск: Институт компьютерных исследований.
  4. Панов А.Д. Технологическая сингулярность, теорема Пенроуза об искусственном интеллекте и квантовая природа сознания // Приложение к журналу «Информационные технологии». 2014. № 5. C 1-31.
  5. Дрейфус Х. Чего не могут вычислительные машины. Изд. 2-е. М.: ЛИБРОКОМ (URS). 2010.
  6. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М.: 1987. С. 53.
  7. Рыжабек Б.Г. О поведении механорецепторного нейронав условиях замыкания его цепью искусственной обратной связи //ДАН СССР. 1971. Т. 198. № 4. С. 981-984.
  8. Гиндилис Л.М. Живая Этика и современная научная картина мира // Наследие Рерихов и наука. Альманах Секции Проблем космического мышления и Живой Этики Московского космического клуба и Национального рериховского комитета. Выпуск 1. В печати.

 

 


Приложение

 

Кто мыслит в голове моей?

 

Кто «Я», кто мыслит в голове моей?

Без мысли я не существую.

Она во мне, или я в ней? –

Ответить точно не рискую.

 

Рене Декарт говорил: «Я мыслю, значит, я существую». То есть, само существование мыслящего субъекта связано с процессом мышления. Действительно, я должен осознать, что я существую. Без этого осознания само по себе существование ничего не значит. Поскольку я мыслю и осознаю, что я мыслю, значит, я существую. А если я не осознаю это, значит, я и не существую. По крайней мере, для себя самого не существую. Другие могут видеть меня, ощущать тело мое, но не могут общаться с моим «Я». А что такое «Я»? Кто «Я»? Оно, «Я», как-то связано с мышлением, с осознанием. Говорят, что мышление происходит в голове с помощью мозга. Кто же мыслит в моей голове? Как это происходит? Как мышление связано с мозгом, как сознание связано с мозгом? Что есть мысль, что есть сознание? Как образуется мысль, когда я мыслю, и куда она уходит? Как мысль передается другому человеку? Много вопросов…

Наука и метанаука отвечает на них по-разному. Метанаучное знание утверждает, что мысль есть субстанция. Мы говорим: «мне пришла мысль». Откуда пришла, и куда ушла? Наука утверждает, что, когда человек мыслит, мысль рождается в его голове, в мозгу. Значит, мысль есть функция мозга. Пусть так. Но что она собой представляет, как рождается в мозгу и куда уходит, когда человек мыслит? Оставим пока эти вопросы. Обратимся по аналогии к другим процессам.

В комнате горит электрическая лампа накаливания и излучает свет. Свет - это кванты электромагнитного поля. Как они образуются? По нити лампы течет электрический ток, электроны нагревают вещество нити, и она начинает излучать кванты света. Более продвинутые физики укажут на более точные процессы теплового излучения нити. Нам эти тонкости сейчас не важны. Важно, что в результате некоего процесса вещество нити излучает свет. Свет - это не вещество, состоящее из атомов, это другая форма материи, более тонкая, ее называют электромагнитным полем. По аналогии можно сказать (придирчивый критик скажет: не сказать, а предположить), что когда мы мыслим, вещество мозга (нейроны) излучают более тонкую субстанцию, которая и есть мысль. Пусть мы не знаем, как это происходит, не знаем механизм излучения, не знаем, состоит ли субстанция мысли из отдельных квантов, подобно свету, или представляет собой некую непрерывную субстанцию. Но ясно, что это некая более тонкая субстанция, отличная от вещества мозга. По аналогии со светом, назовем ее тоже полем – ментальным полем. Пойдем дальше. Когда мы включаем электрическую лампочку, в комнате становится светло. Свет отражается от стен комнаты, кванты света попадают на сетчатку нашего глаза, оттуда в зрительный центр мозга, и мы ощущаем это как свет. Если в комнате есть какие-то предметы, то свет, отражаясь от них и попадая на сетчатку, вызывает у нас зрительный образ. Мы говорим, что видим предмет. По аналогии можно заключить, что когда волны или кванты ментального поля попадают в мозг, мы воспринимаем это как мысль, или мыслеобраз. Значит, мысль необязательно рождается в мозгу, она может приходить в мозг извне, из окружающего ментального поля. Когда человек мыслит, мысль рождается в окружающем его ментальном поле, в той части этого поля, которая связана с данным человеком. Согласно метанаучным представлением, это его ментальное тело. Мысль рождается не в мозгу, а в ментальном теле человека.

А как происходит передача мысли от одного человека к другому? Чтобы понять это, надо осознать, ЧТО есть человек. Человек, это не физическое тело, с которым отождествляют себя многие люди. Человек – это сущность, мыслящая и чувствующая, временно помещенная в вещественное тело. Вещественное тело – это покровы, оболочка, внутри которой находится истинный внутренний человек. Оболочка была создана для того, чтобы человек мог жить и работать на физическом плане, где сейчас протекает эволюция человечества. Задача человечества на данном этапе эволюции состоит в изучении материи физического мира, физического плана Бытия и действующих здесь закономерностей. А для этого он должен иметь возможность жить и работать в этом мире. Мы живем на поверхности Земли. Представим себе, что перед нами, жителями Земли, поставлена задача изучить глубины мирового океана или (совсем фантастическая задача!) изучить материю жидкого земного ядра. Есть, конечно, косвенные методы изучения с помощью автоматов и различных технических устройств. Но представим, что возникла необходимость послать туда исследовательскую экспедицию людей. Чтобы осуществить эту задачу, членов экспедиции придется одеть в специальные скафандры, снабженные датчиками для общения друг с другом и связи с исследовательским центром. Наверное, лучшие институты и лаборатории Земли будут проектировать и изготавливать такие скафандры. Так и наше физическое тело предназначено для того, чтобы внутренний человек мог работать на физической поверхности Земли. Это своего рода скафандр, иногда его так и называют скафандром. А в книгах Живой Этики используется слово «аппарат». Физическое тело человека – это очень сложный аппарат, и очень совершенный, (пока мы не научились использовать все его возможности) – аппарат, спроектированный и созданный высокими духовными сущностями, чтобы человек мог жить и работать на поверхности Земли. Вернемся теперь к передаче мысли.

Люди на Земле общаются с помощью пяти органов чувств, которые представляют собой «датчики» нашего «скафандра». Если мы хотим передать человеку какую-то мысль, мы должны преобразовать ее для передачи. Здесь опять уместна аналогия. На этот раз с передачей сообщения по каналам радиосвязи. Допустим, мы хотим передать звуковое сообщение. Сначала мы должны с помощью микрофона (или другого устройства) преобразовать его в электрический сигнал, а затем с помощью передатчика и передающей антенны передать отправителю. Тот, получив наш электрический сигнал, должен с помощью соответствующих устройств (наушник, громкоговоритель и др.) преобразовать его в звук. Также и с передачей мысли. Основной способ передачи мыслей при общении людей – речевой. Есть и другие способы, но мы для определенности остановимся на этом. Если я хочу Вам что-нибудь сообщить, я должен преобразовать мысль в звук, и не просто в звук, а в звук, состоящий из отдельных слов, несущих определенный смысл. Это преобразование совершается в мозгу. Как мозг совершает разбиение на слова («протослова»), мы не знаем. А для преобразования в звук мозг посылает соответствующий сигнал по нервным каналам в голосовой центр (гортань), где он с помощью голосовых связок преобразуется в звук. Когда звук достигает органа слуха другого человека, он преобразуется в сигнал, который опять-таки по нервным каналам передается в соответствующий центр мозга собеседника, где он преобразуется в мысль, воспринимаемую собеседником. Итак, при передаче мысли от одного человека к другому происходит ряд преобразований. Главные совершаются в мозгу. Здесь мысль передающего трансформируется в сигнал, который передается в речевой центр говорящего; и здесь же совершается обратное преобразование сигнала, пришедшего от органа слуха собеседника, в мысль, воспринимаемую им. А откуда берется, как образуется мысль в мозгу говорящего, прежде чем она преобразуется в сигнал для передачи по нервным каналам – это, в рамках данного рассмотрения, остается без объяснения. Как было сказано выше, она поступает в мозг говорящего из его ментального тела.

 В редких случаях мысль может передаваться от одного человека к другому непосредственно, минуя речевой и слуховой центры. В этом случае она передается из ментального тела одного человека в ментальное тело другого. Вдохновение связано с непосредственным восприятием мысли из окружающего ментального, или духовного поля. Многие выдающиеся композиторы говорят, что они «слышат» музыку. Озарения тоже приходят из окружающего ментального, духовного поля. А уже потом преобразуются получившим озарение в привычный ему и другим людям язык. Из всего сказанного ясно, что мозг – это орган восприятия и преобразования мысли. Очень совершенный орган! Но не единственный. Еще древние философы знали, что мысль может восприниматься сердцем. Сердце – это не насос для перекачивания крови (хотя эта функция является жизненно важной), сердце – это тончайший нервный центр, средоточие нервных центров человека. Вдохновение, озарение, идущее свыше воспринимается сердцем, и по нервным каналам передается в мозг, где преобразуется в привычные нам формы мышления. А сознание, что это такое? Согласно Живой Этике, сознание есть энергия, божественная энергия, накопленная вокруг ядра духа. Она и позволяет нам осознавать себя как некоего мыслящего субъекта. Николай Уранов разъясняет, что сознание может находиться в двух состояниях – потенциальном, непроявленном и проявленном, кинетическом. В непроявленном состоянии оно дух, мудрость, в проявленном – разум. Обителью человеческого сознания является центр сердца. Когда говорят, что его обителью является сердце, подразумевается центр сердца (сердечная чакра).

Понятно, что в Надземном мире, где нет плотного тела, передача мысли совершается непосредственно от ментального тела одного человека к ментальному телу другого. Сознание человека не связано с его физическим телом, поэтому оно функционирует и после так называемой смерти. Если кто-то очень хочет сохранить своё сознание как можно дольше, желательно навсегда (трансгуманисты), нет необходимости заменять свой мозг на компьютерный, тем более, что неизвестно, сохраняет ли он чувственную сферу сознания. Сознание сохраняется и после смерти. Другое дело, как обеспечить непрерывность сознания, что и будет подлинным бессмертием. Это достигается в процессе духовной эволюции.