О позиции Национального рериховского комитета в связи c новым обострением ситуации вокруг

«проблемы наследия Рерихов»

 

«Права музея – это права культуры. Мы можем гордиться тем, что русские имена стоят в мировой цепочке не просто обсуждения этих прав, а некоего их осуществления. Культура не является услугой, а является производителем благ. Учреждения культуры созданы не для обеспечения исполнения целей государственной власти, а для того, чтобы осуществлять конституционные права граждан по доступу к культуре и по её развитию. Это вещи как бы очень простые, которые проистекают из идей Рериха и Лихачева, но это те вещи, которые требуют определенной защиты и вызывают сильную оппозицию».
Из выступления М.Б. Пиотровского на круглом столе «Права музеев — Пакт Рериха и Декларация прав культуры Лихачева», проводившемся 16.11.2019 в рамках программы VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума

 

В конце февраля с.г. группа руководителей ведущих российских музеев, включая Эрмитаж, Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина и Третьяковскую галерею, написала письмо, адресованное Президенту Российской Федерации, в котором содержалась жалоба на «давление» со стороны групп российской общественности, создающих своими «дилетантскими и непрофессиональными» требованиями серьезные трудности для работы музейного сообщества России. В письме содержалась просьба, чтобы Президент и его администрация «разобрались» с данной ситуацией и приняли соответствующие меры.

Понятно, что жалоба видных государственных служащих на общественные организации, да еще направленная высшему должностному лицу государства, является неординарным шагом, свидетельствующим о действительно невыносимых для мэтров музейного дела условиях, создаваемых суетливой и ничего не понимающей в музейном деле общественностью. Не ясно только, какого же рода реакции ожидают музейщики от руководителя нашего государства и каким именно образом следует «приструнить» распоясавшуюся общественность. Пожурить или принять более жесткие действенные меры? Какие же?

Ведь упомянутая общественность является частью гражданского общества России, для назидания и просвещения и сохранения исторического наследия которого и существуют музеи. Скажем огромное спасибо государству и музейному сообществу за имеющуюся у нас возможность наслаждаться шедеврами российской и мировой культуры, сохраняемыми такими прекрасными российскими музеями, как Эрмитаж, Пушкинский музей, Третьяковка, и многими другими.

Вместе с тем хотелось бы отметить, что сохранение и приумножение богатства нашей национальной сокровищницы культуры вряд ли возможно без деятельного участия и интереса поколений – не только завтрашнего, но и нынешнего – российской общественности, без учета ее запросов и мнения. Казалось бы, это бесспорный факт. Поэтому в письме корифеев музейного дела Президенту нас задели нотки пренебрежения мнением последней в отношении некоторых событий музейной жизни и действий отдельных музейных работников. Не согласны мы и с тем, что общественности незачем вникать в сложную кухню музейных дел и что в ее рядах нельзя найти опытных, высокопрофессиональных и, главное, готовых высказать независимое суждение экспертов по сохранению художественного наследия.

Напомним, что весь сыр-бор разгорелся снова в связи с многолетними неурядицами вокруг «многострадального» наследия Рерихов. Судьба этой замечательной семьи наших соотечественников и истинных патриотов России была очень непростой. Сложными путями, преодолев массу препятствий, им удалось все-таки передать свое наследие в Россию. Заметную роль в этом сыграли интерес общественности к творчеству Рерихов и, конечно, помощь представителей нашего государства, включая российских дипломатов. Именно благодаря этому в нашей стране, в Москве и других городах России находится теперь крупнейшая в мире коллекция картин Николая и Святослава Рерихов, а также ценный архив этой семьи.

Не будет преувеличением сказать, что подобная коллекция могла бы украсить культурный пейзаж любой крупной столицы мира, ведь Рерихов знают и ценят во многих уголках планеты и нашли бы достойное место для ее существования. К сожалению, сложилось так, что столица России не может этим похвастаться. Уже не первый десяток лет продолжается бессмысленное и вредное для наследия и авторитета нашей страны противостояние по этой теме, будоражащее умы незнакомой с деталями этой проблемы публики.

Немалую долю ответственности за это несет сама весьма пестрая рериховская общественность. Многолетняя агрессивная линия одной из рериховских организаций – Международного центра Рерихов – на неправомерную борьбу за передачу ей оказавшихся в Музее искусств народов Востока (Музее Востока) рериховских картин, антагонизировала государственные органы и, к огромному сожалению, наложила незаслуженный флер скандальности на репутацию самой семьи Рерихов. И привела в 2017 году эту организацию к финансовому краху, аресту ее имущества и удалению из арендованного ею особняка в Малом Знаменском переулке в Москве (т.н. усадьбы Лопухиных). Сегодня эта организация выступает с требованиями возвратить изъятую у нее часть коллекции Рерихов и вернуть МЦР упомянутую ранее занимаемую ею территорию.

Следует особо отметить, что в своих заявлениях и документах видные представители музейного сообщества не проводят разграничительную линию между МЦР и другими рериховскими организациями, выступающими с принципиально иных позиций, в частности с Национальным рериховским комитетом (НРК) и поддерживающими его рериховскими организациями.

А жаль, ведь в 2017 году мы активно поддержали решение Минкульта РФ о создании государственного музея Рерихов (на тот момент в качестве филиала Музея Востока) и были готовы активно сотрудничать с этим музеем. Уточним, что рериховская общественность (за исключением МЦР) давно сотрудничала с Музеем Востока, никогда не располагавшим достаточным числом сотрудников, хорошо знакомых с творчеством Рерихов. НРК и Музеем Востока было подписано соглашение о сотрудничестве и взаимной помощи.

И что же помешало развитию этого взаимодействия и оттолкнуло сегодня от Музея Востока большинство его прежних помощников из числа рериховцев?

Да то, что решение Минкульта о создании Музея Рерихов так и не было реализовано руководством Музея Востока. Не нужно заблуждаться на этот счет, несмотря на заявления руководителя Музея Востока. У Музея Рерихов нет теперь ни достойного помещения, ни условий для нормальной работы, ни соответствующего штата. Увы, Музея Рерихов вообще не существует. То, что устроено Минкультом РФ и Музеем Востока в павильоне № 13 на ВДНХ, это в лучшем случае постоянно действующая выставка работ Н.К. и С.Н. Рерихов, организованная в помещении, выделенном Музею Востока для хранения артефактов из его запасников. И даже для этих целей павильон вряд ли подходит.

Таким образом, общественность, готовая сотрудничать в деле создания государственного музея Рерихов, попросту была обманута руководством Музея Востока в лице его генерального директора А.В. Седова, надо полагать, не без ведома чиновников Минкульта РФ. Как говорят, руководитель Музея Востока лично проявил инициативу по передаче Пушкинскому музею здания в Малом Знаменском переулке, где должен был располагаться государственный Музей Рерихов. Что и было сделано на основе его устной договоренности с руководством Пушкинского музея. Теперь там новые хозяева, которых, похоже, не очень смущает наличие грибка в подвалах усадьбы. А документа о такой передаче, насколько нам известно, так и не существует.

А что же с картинами Рерихов? Скороспелым и весьма непродуманным решением Минкульта РФ их в спешном порядке перевезли в неприспособленное для развертывания деятельности нормального музея помещение на ВДНХ (павильон № 13). А Минкульт РФ, по-видимому, отрапортовал об окончательном решении проблемы рериховского наследия. Все бы славно было, но, как это всегда случается в России, неожиданно наступила зима (хорошо еще, что такая теплая). И в павильоне № 13 климат перестал соответствовать параметрам, установленным в свое время Минкультом СССР для хранения картин. «Назойливая» общественность отфиксировала эти нежелательные явления и забила тревогу. От Музея Востока последовали заверения, что картинам ничто не угрожает и принимаются меры по улучшению ситуации. Неясно, правда, зачем принимать меры, если все хорошо и находится под контролем. Последовали проверки, на время которых измеряющие приборы, фиксирующие влажность и температуру в павильоне № 13, почему-то не висели на своем месте.

В рамках Союза музеев России (СМР) была срочно создана постоянно действующая комиссия по сохранению наследия Рерихов под руководством уважаемого ее председателя М.Б. Пиотровского, проверившая павильон (а заодно и здание в усадьбе Лопухиных) и сделавшая заключение, что положение в павильоне № 13 нормальное, никакой угрозы для картин нет. А здание в усадьбе Лопухиных в ужасном состоянии и картины там держать никак нельзя. Вместе с тем, по заключению той же комиссии, в павильоне № 13 «создание системы пожарной и физической безопасности и системы контроля за климатом» до конца доведено не было.

С этими успокоительными реляциями расходится заключение проверки павильона № 13 Генеральной прокуратурой, к которой обратилось за помощью руководство НРК. Прокуроры, опираясь, по-видимому, на мнение экспертов, не зависимых от комиссии СМР, пришли к выводу о нарушении установленных правил хранения музейных ценностей и необходимости подыскать другое помещение для размещения коллекции картин, сделали соответствующее представление Минкульту РФ и Музею Востока и взяли этот вопрос на контроль (копия письма из Генпрокуратуры на имя президента НРК прилагается).

Хочется спросить после этого, о каком доверии и сотрудничестве между общественностью и госорганами может в таких условиях идти речь? И все же полагаем, что такое сотрудничество жизненно необходимо, если мы – и общественность, и госорганы, в частности, Министерство культуры РФ, – серьезно желаем, наконец, снять т.н. проблему наследия Рерихов.

Союз музеев России, кстати, при всей солидности регалий его уважаемых членов, является такой же общественной организацией, как и Национальный рериховский комитет. Интересно, почему его председатель дает указания сотрудникам государственных учреждений о подготовке документов, подкрепляющих выводы комиссии СМР, вторгаясь, таким образом, в компетенцию Министерства культуры РФ. Внятного мнения последнего по очередному всплеску эмоций вокруг темы рериховского наследия мы так пока и не услышали. Что касается позиции НРК и поддерживающих его рериховских организаций и групп, то она заключается в следующем.

- И российским госорганам, и рериховскому сообществу следует объединить усилия по решению проблемы «наследия Рерихов» и снять ее, наконец, с повестки дня. Для этого не нужно обращаться к Президенту, скорее участникам конфликта следует руководствоваться здравым смыслом и пониманием реальных интересов гражданского общества и государства. Вообще-то эти интересы должны стремиться к совпадению. Но если это не так, то мы имеем очень большую принципиальную проблему.

- Художественное и философское наследие Рерихов является весьма ценным национальным достоянием России с материальной точки зрения и бесценным научным и культурным достоянием человечества. Николай и Елена Рерихи, как и их сыновья, были и остаются нашими замечательными соотечественниками и патриотами России. Н.К. Рерих всегда был хранителем традиций и выдающимся представителем российской художественной школы Серебряного века. Считаем размещение части его картин в Музее Востока нелогичным временным решением, принятым в советские годы. Теперь, когда удалось, наконец, объединить основные находящиеся в России части наследия, пора исправить сделанную в то время ошибку.

- Выражаем благодарность сотрудникам Музея Востока за многолетние труды по сохранению картин Н.К. и С.Н. Рерихов. Вместе с тем, не можем не выразить возмущение и непонимание в связи с действиями руководства Музея Востока, выразившимися в невыполнении решения коллегии Минкульта РФ о создании в качестве его филиала реально действующего Музея Рерихов. Пора, наконец, восстановить справедливость и выполнить пожелание последнего из Рерихов – С.Н. Рериха – о создании в России на основе общественно-государственного партнерства самостоятельного государственного центра-музея Рерихов.

- Просили бы Минкульт РФ не устраняться от решения данной проблемы путем передачи части своих функций общественной организации в лице Совета музеев России. В принципе приветствуем решение о создании постоянной комиссии СМР по сохранению наследия Рерихов, включающей столь уважаемых и опытных профессионалов музейного дела. Их вклад в декларированное ими намерение сохранять наследие Рерихов и поддерживать понимание широкими слоями российской и зарубежной общественности значения их культуроохранных и миротворческих идей мог бы быть истинно бесценным для духовного климата России. Если только эти намерения не ограничатся действиями по поддержанию корпоративной солидарности и попытками прикрыть своим авторитетом сомнительные действия некоторых членов музейного сообщества. Думается, уважаемый президент СМР не решился бы отправить «свои» эрмитажные картины в неприспособленные под нормальный музей помещения на ВДНХ.

- НРК поддерживает намерение Минкульта России провести необходимый капитальный ремонт музейного помещения в усадьбе Лопухиных и использовать эту территорию для размещения государственного Музея Рерихов. Нам известно мнение некоторых экспертов высокого уровня, посещавших усадьбу Лопухиных во время нахождения там Музея Рерихов (2017–2018 гг.), о том, что вполне возможно одновременное размещение постоянной экспозиции Музея Рерихов на втором этаже главного усадебного здания с параллельным ведением ремонтно-реставрационных работ в других помещениях усадебного комплекса. В связи с этим в ближайшее время, как нам представляется, необходимо осуществить независимую экспертную оценку зданий усадьбы специалистами соответствующих государственных учреждений.

 

От имени и по поручению членов Национального рериховского комитета,

А. Лосюков

Президент НРК

Заслуженный работник дипломатической службы РФ

Чрезвычайный и Полномочный Посол